Информационное агентство Спорт-34
СОК-СТАЛИНГРАД
 
Кью Арт





Мы в твиттере




От «Виктории» до Паралимпийских игр

Волгоградский юноша все громче заявляет о себе на спортивных аренах.

Недавно Максим Шавриков выступил на чемпионате России по легкой атлетике среди слепых, где добился очередных больших успехов, выполнив в одном из видов норматив мастера спорта международного класса. Однако пока, получить официально спортивное звание не удается. Об этом и многом другом мы поговорили с Максимом и его мамой Аллой Владимировной.

Чемпион без звания

– На последних российских стартах ты участвовал в нескольких видах…
– Да. Прыгал в длину – это остается моим основным видом, прыгал тройной и бежал 100 метров. Общие впечатления от всего разные, но в целом, конечно, положительные. В прыжках в длину я стал чемпионом, в очередной раз выполнив норматив кандидата в мастера спорта, но несколько недоволен результатам. Технически не все выполнил как следовало бы. В тройном – я оказался единственным из спортсменов категории Б1 (тотально слепые – прим.авт.), поэтому меня объединили с группой Б2. Здесь я занял четвертое место, но выполнил норматив мастера спорта международного класса. Стометровку пробежал на норму перворазрядника, но был дисквалифицирован – лидер во время забега заступил на чужую дорожку.
– А роль лидера кто исполняет?
– Раньше для нас на дорожках ставили двух лидеров, на отметках 60 и 100 метров, и мы бежали на их голос. Сейчас правила изменили и лидер бежит впереди, а спортсмен за ним связанный специальной веревочкой. В его роли – спортсмен другой категории. Практически зрячий. Это облегчило спортсменам забег, поскольку раньше, сбившийся с дорожки бегун мог столкнуться с конкурентом на соседней дорожке и превратить все в кучу-мала.
– Тем не менее, можно считать чемпионат вполне успешным.
– Да, конечно. Ведь свой основной вид выиграл. Единственное что расстраивает – проблемы с присвоением спортивных званий. Нет каких-то аккредитаций в Москве. Норматив мастера спорта я выполняю уже четыре года, но официально звание еще не присвоено. Теперь то же самое будет и с «международником». Говорят, что в Москве существуют нестыковки в документах, и закон о присвоении спортивных званий в нашем виде никак не подпишут.
– Если длина твой основной вид, то занятия тройным и спринтом – хобби?
– Не сколько хобби, сколько практика. Для прыжков в длину нужно развивать скорость. Спринт это как раз дает. Ну а раз есть возможность выступить на соревнованиях, то зачем отказываться? Одно другому не мешает.
– А заступы при прыжках у вас существуют?
– Да, но у нас не как у здоровых прыгунов, у которых на толчке планка. У нас, для групп Б1 и Б2 – квадрат метр на метр. Но результат измеряют так же – от края квадрата. Но у меня получается чаще не заступить, а наоборот не дойти до квадрата. Боремся с этим.

Помог «Аленький цветочек»

– Пора подключить к разговору маму. Алла, а как ваш сын вообще оказался в спорте?
– Это наш счастливый случай. Все началось с того, что мы привели Максима в межрегиональную организацию помощи детям-инвалидам «Аленький цветочек», где в разных направлениях проводится творческая реабилитация. Нам же вообще врачи запрещали заниматься спортом – у Максима была астма. Поэтому выбрали музыкальное направление – вокал и фортепиано. Галина Анатольевна Каюдина на вокальных занятиях научила правильно дышать, поставила голос. К счастью Максиму нравится петь. Попутно стали заниматься на тренажерах. И как-то постепенно, через пение астма ушла. Положительная динамика была видна всем. И нам разрешили занятия спортом. Позже был организован спортивный фестиваль для детей-инвалидов – «Виктория». Там-то Максим и прыгнул впервые. Правда, тогда прыгали с места. А Максим выиграл. Потом нам позвонил Сергей Викторович Глоба и предложил уже заняться прыжками в длину. Мы все согласились. Так и тренирует Максима Сергей Викторович со своей супругой Татьяной Валерьевной.
Но мы еще раз хотели сказать огромное спасибо «Аленькому цветочку», его директору Вере Корчагиной, педагогам и Галине Каюдиной лично. По сути этот коллектив открыл нам дорогу в другую жизнь.
– Сейчас у Максима разъезды, соревнования. Для вас, как для родителей, существуют какие-то проблемы с экипировкой, проездом, питанием.
– Практически нет. Сын стал получать в ЦСП стипендию и одевает себя сам. Проезд, проживание, питание тоже обеспечивает центр. Бывают, конечно, и там финансовые трудности и мы едем за свой счет. Но потом по всем чекам и билетам ЦСП нам возвращает деньги. Так что особых проблем нет.

Еще и шашки

– Максим, кроме основных видов спорта, чем еще занимаешься?
– Я еще прыгал в высоту. И даже брал 1,60 – норматив «международника». Но это очень травмоопасный вид для слепых, технически очень сложный. Поэтому для категории Б1 высоту убрали практически со всех наших соревнований.
– Где проходят твои тренировки?
– На стадионе Центра спортивной подготовки по адаптивным видам спорта, на стадионе академии физкультуры, на «Зените» и когда холодно в манеже.
– Сколько по времени они занимают?
– От двух до четырех часов.
– От чего испытываешь дискомфорт?
– Ветер. Из-за него происходит некая потеря ориентации. Я же делаю разбег на голос тренера и порывы ветра могут сбить меня с толку – можно приземлиться мимо ямы с песком.
– Такое бывало?
– Конечно. Сейчас уже реже, но случается.
– Легкая атлетика, по сути, для тебя уже работа. А хобби какое у тебя есть?
– Люблю аудио книги. Классику. С большим удовольствием прослушал «Мертвые души», «Преступление и наказание», «Война и мир». Музыку люблю слушать, практически все направления. Правда, к тяжелому року любви не испытываю. Люблю играть в шашки. Есть такие специальные для слепых. Правда, могут играть и в обычные. Я даже играл со здоровыми людьми на турнирах и даже стал кандидатом в мастера спорта.

«Виктория» и Игры

– Максим, как спортсмен, какие задачи перед собой ставишь? О чем мечтаешь?
– Другого ничего не вижу – надо закрепиться во взрослой сборной России, попасть на Паралимпийские игры и выиграть их.
– Алла Владимировна, что бы вы посоветовали родителям, у которых дети с ограниченными физическими возможностями?
– Не бояться, не стесняться, не комплексовать. Бороться за своего ребенка. Вести его в такие организации, как «Аленький цветочек», к примеру. Не обязательно в спорт. Ребенок может развиться в любом направлении. Там помогут то, что ребенку ближе по духу, по характеру.
– Если можно и я скажу, – вступает в тему Максим. – Я бы попросил взрослых возродить фестиваль «Виктория». Те соревнования, которые дали новые ощущения и, наверное, другую жизнь. На сколько я знаю, пловец Андрей Гладков тоже там начинал. «Виктория» может помочь многим детям.


Категории групп
Б1 – тотально слепые спортсмены
Б2 – со зрением до 3 процентов
Б3 – со зрением до 10 процентов


На снимке: Вера Корчагина, Галина Каюдина, Максим Шавриков, Алла Шаврикова



04.08.2017 22:25